Луксор (Luxor, Люксор). Шенода

Я буду писать как Луксор, так и Люксор через «ю», поскольку оба варианта написания встречаются в русском языке. Чаше встречается написание Луксор, но звучит как Люксор, поэтому такой вариант я тоже буду использовать.

Я выехал из Сохага (Согаджа, если правильно, с мягкой «г») в Люксор, где меня уже ждали. Мина говорил, что у него везде друзья, и все они говорят на русском и английском. В Шарме я выяснил, что Рами плохо помнит Мину, а русский язык Рами почти совсем забыл или не знал. В Люксоре меня ждал друг Мины, который должен был говорить на английском, но он знал десяток слов, и часть из них употреблял не по назначению. Как потом уже в Каире признался Мина, он был однажды с Шенодой в одной компании пару часов, поэтому практически ничего о нем не знал и просто сделал, как подобает египтянину – преувеличил в нужную сторону, насколько это больше соответствовало ситуации. Впрочем, об особенностях этикета в Египте я уже подробно рассказывал. Тем не менее, взаимовыручка у коптов работает хорошо, и даже самые далекие связи в прошлом в любой момент могут быть использованы так, будто люди дружили всю жизнь.

Шенода встретил меня в подземном переходе после нескольких перезвонов с ним и Миной. Я плохо понимаю арабский английский Мины, поэтому в какой-то момент я передал телефон первому встречному на перроне, а тот выслушал Мину на арабском, взял меня за руку и отвел туда, где меня ожидали.

Шенода был невероятно рад, да и я был рад встретить друга. Друг друга мой друг. Шенода пытался заговорить на английском, но минут через пять честно признался, что почти его не знает. Однако жестами и несколькими словами мы как-то управлялись с общением. К тому же, я постоянно использовал русско-арабский переводчик на телефоне, поэтому пусть не с первого раза, но нам удавалось позже поговорить даже на отвлеченные темы.

С вокзала мы отправились в какое-то место, где мне предстояло жить. Это была, как можно было догадаться, гостиница при коптском церковном заведении. Я бросил вещи в номере на шесть человек, где мне предстояло жить одному, и сразу пошел на экскурсию. Люксор устроен так, что вся туристическая жизнь в нем происходит рядом с железнодорожным вокзалом. Тут же неподалеку древний храм, набережная и музеи. О походах в храмы Люксора я расскажу отдельно, а в тот день после похода в первый храм, мы отправились на прогулку по набережной. Мне нужно было составить какой-то план путешествия, но в первый день наше с Шенодой общение работало очень плохо. Я вроде бы ему все объяснял, вроде бы переводил телефоном на арабский, но потом оказывалось, что он понял совсем не так или я его понял совсем не так. В итоге мы пошли к нему домой, потому что его брат работал учителем и знал английский.

С этого началось мое знакомство с семьей Шеноды. Кстати, он мне представился Шнодой и первое время часто упирал на то, что именно так правильно говорить в верхнем Египте, а в среднем и нижнем говорят неправильно. Но в паспорт ему латинскими все равно написали Shenouda, что не соответствует никакому произношению, кроме арабского понимания того, как должны звучать настоящие египетские имена.

В тот первый вечер мы старались составить план моих путешествий по достопримечательностям Люксора. Я не мог отказаться от сопровождения, а это вело к посещению не тех мест, куда я хотел попасть. Коптов очень расстраивало то, что я не хочу ехать и в церкви тоже, а мне не хотелось ссориться из-за такой мелочи. Меня поджимало время, так как через неделю мне нужно было продлевать визу, а для этого ехать в Каир. Месяц пролетел очень быстро. Я объяснял это своим новым друзьям, но они не понимали, в чем проблема. А она состояла еще и в том, что Шенода и его родные очень мало знали про Древний Египет. Храм в Люксоре, храм в Карнаке, другой берег… Мой план плавно превращался в посещение тех объектов, которые копты знают хорошо – церкви. Нагада (Накада – букве в середине слова нет соответствия в русском, это что-то вроде «кх», поэтому такая проблема с написанием)? Там ничего нет, там нечего делать, туда не нужно ехать. И так по всем пунктам. Уже в другой день, когда пришел отец Ингелиус, выяснилось, что в Нагаде таки есть места раскопок очень древних объектов, но время и деньги были потеряны, поэтому в Нагаду я не попал, как и во многие другие места. Ингелиус до того, как стать священником, был археологом и хорошо понимал, о чем я говорю. Приглашал в гости в его приход рядом с Кеной и обещал помочь с осмотром древностей, но теперь уже не знаю, когда я туда попаду.

Ингелиус очень четко сформулировал, какие чувства вызывает Шенода, хотя и сделал это в шутку. Любовь и ненависть одновременно. Шенода был готов всегда и во всем помочь, бросался решать любую проблему, но этим создавал проблем не меньше, чем решал. Всех встреченных нами коптов он называл друзьями и со всеми обязательно должен был перекинуться хотя бы парой слов. Он предпочитал есть на ходу или в каких-то не совсем подходящих для еды местах. Например, однажды мы пообедали вдвоем купленной на улице едой в магазине детской одежды, где работали его знакомые девушки. Это было странно, но мне не всегда удавалось затащить Шеноду в кафе, чтобы посидеть за столом. Возможно, деньги были причиной его образа жизни, но платил я. Или он просто хотел всем показать, что у него есть вот такой друг. Скорее всего, первое и второе, а места, как потом выяснилось, мы посещали из тех, где Шенода работал – чинил кондиционеры. Единственным местом, где мы ели за столом без уговоров, был дом Шеноды. Типичное для Египта здание, в котором на разных этажах собственного дома живут разные поколения одной семьи.

Были и некоторые отличия от семьи Набиля, которые я заметил, наверное, только потому, что в Сохаге в доме был один мужчина. Здесь же было много женщин и мужчин, поэтому сразу было видно, что они держатся в некоторых случаях отдельно. Например, обедающими за столом я всегда видел либо женщин (и девочек), либо мужчин (и мальчиков), хотя за большим столом на мой день рождения собрались все.

Шенода устроил мне второе отмечание дня рождения и позвал всю родню. Мы сходили в кондитерскую, где он заказал торт, а когда выяснилось, что сделать в день рождения его не смогут, празднование Шенода перенес на следующий день с моего согласия. И для меня в тот день водили хороводы и пели поздравительные песни, хотя я не понимал в них ни слова. Но было весело, и за это я был благодарен и Шеноде, и всей его многочисленной семье. Я записал длинное видео, но выложил на ютуб только небольшую часть из-за очень своеобразного египетского интернета. Да и фотографий в тот вечер мы сделали много, но я решил показать только некоторые.

Уже в апреле я вернулся в Люксор на Пасху и мне опять были рады, как старому доброму другу. Я рассчитывал, что после полуночи в церкви будет служба, поэтому я буду на ней со всеми, а утром поеду в Сохаг. Но оказалось, что службы в коптских церквях Египта в тот день заканчивались до полуночи из-за запрета правительства, поэтому я запросто остался у Шеноды до утра и немного поспал, пока утром он не проводил меня на поезд в Сохаг.

Кстати, египтяне спят, как правило, на жестком, а если кровать широкая, то и подушки во всю ширину кровати. Они больше похожи на валики и такие же жесткие, как египетские матрасы. В отношении удобств египтяне очень неприхотливы. По крайней мере те, кто не знаком с «излишествами» остального мира.

Когда я приехал в Люксор во второй раз, был последний день поста. Точное время начала службы оставалось в секрете до вечера в целях безопасности. На коптов в Египте периодически нападают мусульмане. Из-за убийства священника ночью на Пасху несколько лет назад правительство отменило ночные службы, объясняя это тем, что не может гарантировать безопасность. Взрывы и убийства христиан не редкость в Египте, поэтому церкви обнесены заборами, а входы охраняет вооруженная автоматами полиция. На входе стоят рамки, а сумки досматривают. Копты показывают запястье, где у них с детства татуировка креста. Это пропуск и вынужденная мера с тех пор, как однажды в прошлом им запретили носить нательные кресты. Со временем татуировки стали обязательными, и копты даже ими гордятся, насколько я заметил. На мою руку тоже смотрели, но я объяснял, что в России такие татуировки не делают. Египет живет по законам ислама, поэтому отказ от ислама в пользу чего бы то ни было запрещен. Копты же являются коренным населением и остаются единственными условно законными христианами, поэтому появление не мусульманина, но не копта и без тату часто бывало чем-то необъяснимым для охраны, да и обычных египтян, которые прежде не видели иностранцев. Я написал «условно законными», потому что формального права не быть мусульманами у коптов нет, но они его отстаивают больше тысячи лет со времени захвата Египта арабами. Хотя за долгую историю бывали случаи перехода некоторых коптов в ислам. У коптов очень странное положение в своей стране.

Впрочем, службы я успел посмотреть и снять на видео в трех церквях. В первой в службе участвовал сам Шенода. Он признался еще в феврале, что не умеет читать на коптском, но знает все молитвы наизусть, поэтому просто держал раскрытую книгу перед собой или совсем без книги нараспев произносил молитву. На коптском, который не знал. В третьей церкви мы встретили Бишоя, с которым я познакомился в Исне. А потом уже на улице Басема, с которым я познакомился в Асуане.

В феврале я согласился заехать в церкви и монастыри Исны на полдня, которые растянулись до позднего вечера. Мы собирались поехать в шесть утра на поезде, чтобы избежать встречи меня с полицией. Вечером Мина написал, что едем в пять на автобусе, но утром Шенода проспал и мы поехали на автобусе в семь. Не совсем на автобусе, потому что ехали мы окольными путями, а под конец в кузове грузовика, но поставленной цели достигли – по дороге в первый монастырь я с полицией не встретился. Утром меня часто спрашивали копты на английском, почему я злюсь или счастлив ли я. Видимо мое настроение было хорошо прописано на лице. Шенода убежал со всеми здороваться, а я просто ничего не понимал: ни где нахожусь, ни что происходит. Опытным путем я нашел несколько человек, которые уверенно говорили на английском, и дела пошли лучше. Бишой был еще и с чувством юмора, поэтому с ним я общался больше и уже потом был рад встретиться в апреле.

В храм в Карнаке Шенода опять проспал, и я ушел туда один. И с удовольствием побродил по всей территории, никуда не спеша. А на другой берег мы составили план, который рухнул почти сразу, потому что в плане было среди прочего посещение монастыря, из-за которого Шенода не сказал водителю или забыл сказать про все запланированные места. Это была та еще поездка. Шенода договаривался с водителем на арабском, а когда тронулись, я решил проверить еще раз и стал спрашивать водителя на английском, который водитель, в отличие от Шеноды, знал, так как работал с туристами. И оказалось, что мы должны посетить пять мест вместо шести и одно из них не то, что было в плане. Водитель попросил добавить денег, а сумма была незначительной, но Шенода стал спорить и отказываться платить, хотя деньги все равно были мои. Они скандалили чуть не до драки всю дорогу, а я их разнимал. Мне это надоело так, что, когда они заспорили, ехать или нет по грунтовой дороге в монастырь, где мы должны были пообедать, я встал на сторону водителя, который уверял, что есть другая объездная дорога. Шенода уже после поездки через брата объяснял, что водитель мне врал и не хотел совсем ехать в монастырь, а на остановках сообщал полиции, что Шенода нелегальный гид, из-за чего я ждал Шеноду у каждого входа на объекты, пока он спорил с охраной и звонил Мине, у которого в полиции был знакомый… Я поверил и в эту историю, но потом Шеноду стопорили уже на каждом шагу в Асуане, где никаких плохих водителей не было, а была карточка Шеноды, этот «айди», который служит египтянам внутренним паспортом. Эта карточка была разорвана на кусочки и склеена скотчем, поэтому Шеноду везде останавливали.

Мой план в Верхнем Египте был провален, а фотографии я не мог разбирать еще полтора месяца из-за злости, которая появлялась, когда я вспоминал, во что превратилась обещавшая многое поездка. Но потом все как-то успокоилось, и уже вернувшись из Стамбула я с теплотой вспоминал время, проведенное с Шенодой в кругу его семьи, встречи с Бишоем и Басемом. Но только не в древних храмах Люксора
 
Видео, записанное на телефон

Поздравление меня с днем рождения в доме Шеноды. Улицы Люксора вечером. Апрель. Переезд через железную дорогу, люди идут в церкви на службу


В гостях после службы. Столярная мастерская. Отдельные кадры из жизни. В уличном кафе готовят тамею и фуль


Железнодорожный вокзал Луксора. Шенода провожает меня в Сохаг в Апреле


Фотографии

Прогулка вечером по улицам Люксора


Изготовление мебели. Мастер за работой. Я тоже чуть помог


Чай для гостей в Египте приносят всегда


Берег Нила ночью. Очень "шумный" снимок, но было действительно очень темно


Прогулка по набережной в Люксоре


Музей в Люксоре. Тоже на набережной


С Шенодой и Ингелиусом


Ингелиус благословляет всю семью. Это не постановка


И все желающие получают благословение отдельно. Ингелиус принес с собой кисть святого, но не дал сфотографировать, только посмотреть. Все копты ее потрогали


Подготовка стола к празднованию моего дня рождения


Торжественное открывание торта





И разрезание


День рождения был внезапным и дарили кто что мог. Какая разница, если это от всей души


Фотографии с членами семьи


Шенода подарил листочек салата, который я сразу съел


Еще одно семейное фото


С Шенодой в Долине царей и Долине цариц


Железнодорожный вокзал в Люксоре


Бишой нас катал по городу на мотоцикле. Лавка недалеко от церкви


Едем в Асуан. После стрижки иностранца. Меня. Для меня это была первая стрижка за границей. Попробуйте объяснить, какую стрижку сделать, с ниткой или без...


В гробнице и просто улица Люксора с балкона моего номера в церковном отеле


Посадка на паром на другой берег и музей Люксора


Одна из улиц Люксора


Мой номер в церковной гостинице. Две двухэтажных кровати слева не в кадре


За кадром при разрезании торта. Мы сделали несколько дублей. Подарочная кружка из Сохага


Внутри: вокзал и парикмахерская


Домино с арбузами и семейное фото в апреле

Оглавление

Пожалуйста, при использовании фотографий, текста и других материалов этого сайта указывайте источник  -  этот сайт и автора (Игорь Бондарев, www.bondareff.ru) со ссылкой на этот сайт
© Игорь Бондарев, 2005—2018